Размышления после гостевого ярмарочного дня

В этом году будет 10 лет как я в Ковчеге. Постоянно живу лет семь. И только начинаю просыпаться. Потихоньку приходит понимание – что можно делать, а что нежелательно, что и как можно говорить, а где лучше промолчать, что можно и полезно кушать, а от чего отказаться категорически, раз и навсегда.

Недавно отец говорит матушке (они тоже живут в Ковчеге): «Почему сегодня щи не такие вкусные?» Мы выращиваем свои овощи и супы, конечно, варим из своих овощей. А тут своя капуста закончилась, и купили в магазине. Вот всё и понятно. Всего один ингредиент заменён на магазинный, а на вкус это стало заметно…

Самым «старым» поселениям, которые сейчас существуют в России, около 10-15 лет.  За это время в поместьях построены дома, хозпостройки, погреба, много чего посажено, заложены сады, разделана земля под огороды. Кто-то уже себя обеспечивает продуктами питания, и даже кое-что остается в излишке. Значит, можно поделиться, можно и реализовать. Однако горожане, не имеющие своих огородов и садов, не «выстраиваются в очередь» за экологическими продуктами питания из поселений родовых поместий, выращенных без применения химических удобрений и пестицидов. Почему? Разве люди не хотят здоровья себе и своим детям?

На этот вопрос мне ответил сын, совмещающий учебу и работу в Москве: «Мама, люди в городах не готовы платить за эту продукцию ни в 1,5, ни в 2 раза дороже. Понимаешь, они пьют хлорированную воду, едят отравленную химией пищу потому, что они не чувствуют, не ощущают «разницы во вкусе».

Значит, получается, что мои родители, взявшие дачу в начале 80-х и упорно выращивающие  свои овощи, ягоды, фрукты для себя и своих детей, таким образом готовили нас к осознанному переезду в экопоселение родовых поместий? Такой вот простой рецепт: корми детей правильными продуктами – и они выберут в жизни правильный путь!

Да, интересные получаются выводы. Когда-нибудь проведут исследования о влиянии питания на осознанность. Конечно, нужны и нравственные ценности и благие цели. Наверное, кто-то и другим путём приходит к осознанию необходимости изменения городского образа жизни на сельский в гармонии с землей. Иногда это происходит одномоментно, как вспышка: «Я всё понял, иду строить родовое поместье!» В результате происходит замена «пищевой цепочки» с такого варианта: «дом-работа-супермаркет-недомогание-дом-работа-супермаркет-болезнь…» на  другой: «дом-работа-поездка в поселение-продукты из поместья-повышение осознанности-строительство своего поместья-свои продукты-здоровье и т.д.»

Предвижу возражения оппонентов: «А как же жители деревни, села? Почему сельские территории деградируют и опустевают?» Отвечу:

– Увы, этому процессу «помогают». То новая религия, то крепостное право, то коллективизация, то налоги на плодовые деревья, то укрупнение райцентров за счет переселения «бесперспективных» деревень. В мире идет политика запрета на выращивание своих продуктов питания, уничтожение семенного фонда, насаждение генномодифицированных продуктов  и семян.

Два года назад я была в поездке на Онежский полуостров, на берег Белого моря (сначала добраться до Архангельска, потом ещё полтора часа полета «кукурузником» АН-2). И была поражена: даже в такой дали от цивилизации, можно сказать на краю земли,  деревенские люди питаются тем же, чем и горожане (я об этом писала в статье «В Поморску ромшу» в соавторстве с Антониной Кулясовой).

А теперь посмотрим, чем питаются люди обеспеченные, которые могут позволить покупать себе и детям  дорогие экологически чистые продукты.

Вот  несколько  примеров. Недавно искали в Интернете информацию по переработке проса на известном фермерском сайте фермер.ру. Читаем на форуме вопрос: «Подскажите агрокультуру проса». Ответ: «Столько-то таких минудобрений и столько-то таких на один кв.м (или га).  И обязательные обработки гербицидами от сорняка».

На сайте одного известного сыроеда – производителя экологически чистой продукции указано, что в соседней с Московской  областью есть участок земли, где и выращивается эта продукция. Съездили. Да, действительно есть земля, и есть несколько грядок для демонстрации. Вся остальная продукция закупается, в лучшем случае у тех же фермеров, и продается с «экологической наценкой».

Недавно сосед рассказал историю. В центре Москвы провели эксперимент. Картошку из деревни привезли на жигулёнке и стали продавать деревенские на вид мужики. Результат – нулевой. Ту же самую картошку красиво упаковали, а мужиков одели в дорогие костюмы и посадили в иномарку. Картошка (та же самая) ушла быстро и раза в 3 дороже. Продаётся не товар, а упаковка. Не кот в мешке, а мешок с котом (а может и не с котом).

И тут меня осенило! Я могу быть уверена, что ем здоровую пищу только в том случае, если вырастила её сама или покупаю  её у соседа, который выращивает её также для себя и семьи без химии, без пестицидов.

Мы – это то, что мы едим, пьём, чем дышим, о чём думаем. А о чём думаешь ты, читатель этих строк?

Светлана Федотова, ПРП Ковчег, 2015г.